Взыскание убытков с генерального директора

Распределение бремени доказывания по спорам о взыскании убытков с директора

По общему правилу единоличный исполнительный орган общества без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки. Понятие «действия в интересах юридического лица» раскрывает принцип лояльности управляющего и означает, что поведение управляющего не может быть направлено на удовлетворение своих личных интересов и интересов третьих лиц {amp}lt;2{amp}gt;.

При определении интересов юридического лица в Постановлении N 62 предлагается учитывать, что основной целью деятельности коммерческой организации является извлечение прибыли, а также принимать во внимание соответствующие положения учредительных документов и решений органов юридического лица (например, об определении приоритетных направлений его деятельности, об утверждении стратегий и бизнес-планов и т.п.).

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

Пленум ВАС РФ указал, что арбитражным судам следует давать оценку тому, насколько совершение того или иного действия входило или должно было, учитывая обычные условия делового оборота, входить в круг обязанностей директора, в том числе с учетом масштабов деятельности юридического лица, характера соответствующего действия и т.п.

При совершении сделок директор должен соблюдать ограничения, установленные законодательством и собственником. Так, в соответствии с пунктом 3 статьи 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и пунктом 1 статьи 83 Закона об акционерных обществах сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, должны быть одобрены до их совершения советом директоров (наблюдательным советом) общества или общим собранием участников (акционеров).

Согласно пункту 7 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и пункту 1 статьи 78 Закона об акционерных обществах предусмотрены ограничения для совершения крупных сделок. Порядок одобрения крупных сделок уставом общества может быть распространен и на иные совершаемые обществом сделки.

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» разъяснено, что по общему правилу контрагенты вправе полагаться на неограниченные полномочия директора, за исключением случаев, когда они знали об ограничениях или должны были о них знать, то есть обстоятельства были таковы, что любое разумное лицо немедленно обнаружило бы превышение директором своих полномочий.

Анализ практики показывает, что на нарушение директором ограничений, установленных уставом или договором с директором, истец ссылается при оспаривании сделки. Так, фирма, являющаяся единственным акционером завода, обратилась в суд с иском о признании недействительным соглашения о предоставлении заводом поручительства за исполнение обязательств обществом.

В обоснование заявленного требования фирма ссылалась на следующие обстоятельства. Соглашение подписано генеральным директором завода с нарушением положений устава завода об одобрении сделок советом директоров и условий трудового договора с генеральным директором, поэтому является недействительным на основании

. Истец также ссылался на отсутствие производственной и коммерческой необходимости в предоставлении поручительства по обязательствам, основанным на договоре лизинга (Постановление ФАС СЗО от 09.11.2012 по делу N А56-66286/2011). До недавнего времени при рассмотрении дел о взыскании с директора убытков со ссылками на нарушение порядка одобрения сделок суд учитывал, признана ли сделка недействительной в судебном порядке (см.

Взыскание убытков с генерального директора

, например, Постановление ФАС СЗО от 03.09.2009 по делу N А13-11860/2007). После рассмотрения ВАС РФ надзорной жалобы по делу N А56-1486/2010 о взыскании убытков с директора открытого акционерного общества «Кировский завод» произошли изменения в подходах суда к рассмотрению дел, связанных с взысканием убытков с директора, совершившего сделки в ущерб интересам организации, руководство которой им осуществляется (Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.

2012 N 12505/11). В настоящее время не требуется оспаривать сделку для последующего привлечения директора к ответственности. Пункт 8 Постановления N 62 разъясняет, что удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

Однако в случае, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано.

Само по себе нарушение положений об одобрении сделки не влечет возможность привлечения директора к имущественной ответственности. Взыскать убытки с директора возможно в том случае, если истец докажет, что сделки совершены в ущерб интересам организации. В качестве примера приведем следующее дело. Общество (принципал) и компания (агент) заключили агентский договор, по которому агент обязался осуществлять рекламную деятельность для популяризации услуг общества в целях поиска инвесторов, готовых предоставить принципалу заемные денежные средства в сумме не менее 250 000 000 руб.

, а принципал — выплатить агенту вознаграждение в сумме 10 000 000 руб. Согласно отчету агента им найдена в качестве инвестора организация, которая готова предоставить обществу заем в сумме 279 000 000 руб. на срок не менее трех лет под 5% годовых. Платежными поручениями общество перечислило компании 10 000 000 руб.

вознаграждения по агентскому договору. Общество обратилось в арбитражный суд с иском к генеральному директору о взыскании 10 000 000 руб. убытков, причиненных в связи с заключением агентского договора без одобрения органами управления общества и без учета интересов общества. Признав требования общества обоснованными, суды первой и апелляционной инстанций сослались на статью 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью,

, а также указали, что из совокупности доказательств, представленных истцом, следует, что решение о предоставлении инвестором заемных денежных средств обществу было принято до заключения агентского договора. Директор не опроверг сведений, содержащихся в доказательствах, представленных обществом, и не заявил об их фальсификации.

Предлагаем ознакомиться:  Как отсудить ребенка у матери, как забрать ребенка у жены, имеет ли право отец забрать ребенка

Оставив судебные акты без изменения, суд кассационной инстанции указал, что руководитель общества не обосновал того, что заключение спорного агентского договора было для общества целесообразным и принесло обществу экономическую выгоду (Постановление АС СЗО от 04.09.2014 по делу N А26-6934/2013). Одобрение сделки компетентным органом управления юридического лица не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков, если таковые возникли у организации в связи с совершением данной сделки.

Василий Гавриленко

Как разъяснено в пункте 7 Постановления N 62, не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора, повлекшее для юридического лица негативные последствия, в том числе совершение сделки, было одобрено решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

В то же время наряду с таким директором солидарную ответственность за причиненные этой сделкой убытки несут члены указанных коллегиальных органов (пункт 3 статьи 53 ГК РФ, пункт 4 статьи 71 Закона об акционерных обществах, пункт 4 статьи 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Если директор доказал, что не вышел за рамки предоставленных ему полномочий, отсутствуют основания считать его поведение недобросовестным и неразумным по отношению к обществу.

В спорный период К. являлся генеральным директором управляющей компании. На основании договора поручительства, заключенного между банком и управляющей компанией (поручителем) в лице генерального директора К., кредитор списал со счета поручителя 20 500 000 руб. в связи с неисполнением ЗАО «Развитие недвижимости» договора о передаче здания в доверительное управление в части обязательств по уплате дохода.

Посчитав, что в результате заключенного директором указанного договора поручительства управляющей компании был причинен реальный вред, последняя в лице нового директора обратилась в суд с иском о взыскании с К. убытков. Истец полагал, что бывший директор при заключении договора поручительства действовал недобросовестно и неразумно, без соблюдения интересов общества.

При этом сама управляющая компания материальной выгоды от указанной сделки не получила. Ответчик в свою очередь полагал, что управляющая компания поручилась за ЗАО «Развитие недвижимости» (без взимания по договору поручительства вознаграждения) в связи с наличием между обществами устоявшихся экономических отношений (заемных и арендных).

Факт причинения управляющей компании вреда отсутствует. По мнению ответчика, заключение данного договора поручительства не выходило за рамки обычной хозяйственно-финансовой деятельности, поскольку между управляющей компанией и банком ранее заключались аналогичные сделки. Признаки заинтересованности в сделке или иной конфликт интересов между управляющей компанией и К.

отсутствовали. Суды первой и апелляционной инстанций, проверив доводы в соответствии с положениями статей 15 и 53 ГК РФ и положениями статьи 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, пришли к выводу о недоказанности истцом причинения управляющей компании убытков, в связи с чем отказали в удовлетворении заявления. Оставив в силе принятые по делу судебные акты, суд кассационной инстанции указал, что в силу

Как было раньше

Виталий Гензель

Виталий Гензель, 
директор направления «Налоги и право» Группы компаний SRG

По общему правилу, руководитель организации-должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких приводит к тому, что исполнить денежные обязательства в полном объеме перед другими кредиторами становится невозможно (абз. 2 п. 1 ст. 9 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве).

В отношении Н. суды применили п. 1 ст. 10 закона о банкротстве еще до того, как эта статья была признана утратившей силу (Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ). Согласно данному положению руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, обязан возместить убытки, причиненные в результате этого нарушения.

Если у должника отсутствуют средства, достаточные для погашения судебных расходов, а также для выплаты арбитражному управляющему вознаграждения, заявитель, инициировавший дело о банкротстве, обязан погасить их в части, не погашенной за счет имущества должника (п. 3 ст. 59 закона о банкротстве). Исключение составляют расходы на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего.

Предлагаем ознакомиться:  Что нужно для подачи на квоту в рязани для рвп

Рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, поданных с 1 июля 2017 года, производится по новым правилам закона о банкротстве. Однако в настоящее время суды продолжают рассматривать споры, связанные с заявлениями, поданными еще до названой даты.

Характерным примером судебной практики по данному спору может служить дело в отношении генерального директора М. с аналогичной фабулой (постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2018 г. по делу № А41-102264/17).

В рамках данного дела суд первой инстанции взыскал с руководителя должника в пользу налогового органа убытки, составляющие расходы на оплату услуг арбитражного управляющего. Вышестоящие суды согласились с доводами решения и оставили его в силе.

Как впоследствии заключил Верховный Суд Российской Федерации, руководитель должника, не имея возможности погасить задолженность организации перед бюджетом, не обратился в арбитражный суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) должника, что привело к возникновению убытков на стороне налоговой инспекции (Определение ВС РФ от 4 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-24307).

При этом стоит отметить, что положительная практика утвердилась только при взыскании убытков в пользу налоговой службы. Если заявителем является юридическое лицо, суды нередко отказывают в возмещении убытков (определение Арбитражного суда Тюменской области от 24 декабря 2015 г. по делу № А70-2002/2011).

ВС РФ указал, что сам по себе факт признания действий руководителя недобросовестными не свидетельствует о совершении им действий и принятии решений, повлекших неплатежеспособность должника и возбуждение процедуры банкротства по заявлению общества (Определение ВС РФ от 6 декабря 2016 г. № 304-ЭС15-9172).

По данным судебным актам можно проследить, как меняется вектор судебного мнения в зависимости от статуса заявителя.

Истец по спорам о взыскании убытков с единоличного исполнительного органа юридического лица

В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 53.1 ГК РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (пункт 3 статьи 53), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

В отношении разных юридических лиц специальными законами конкретизирован перечень лиц, которые могут обратиться в суд с требованием о возмещении убытков. Так, в соответствии с пунктом 5 статьи 71 Закона об акционерных обществах по общему правилу с иском к единоличному исполнительному органу общества о возмещении причиненных обществу убытков вправе обратиться общество или акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества.

Вместе с тем с иском к единоличному исполнительному органу общества о возмещении убытков, причиненных обществу его виновными действиями (бездействием), нарушающими порядок приобретения акций открытого общества, предусмотренный главой XI.1 названного Закона, вправе обратиться общество или акционер. В силу пункта 5 статьи 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью с иском о возмещении убытков, причиненных обществу единоличным исполнительным органом общества, вправе обратиться в суд общество или его участник.

Пунктом 3 статьи 25 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях предусмотрено, что иск о возмещении убытков, причиненных унитарному предприятию, к руководителю унитарного предприятия вправе предъявить собственник имущества унитарного предприятия. Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 10 Постановления N 62, арбитражным судам следует учитывать, что участник юридического лица, обратившийся с иском о возмещении директором убытков, действует в интересах юридического лица (пункт 3 статьи 53 ГК РФ и

). Не является основанием для отказа в удовлетворении иска тот факт, что лицо, обратившееся с иском, на момент совершения директором действий (бездействия), повлекших для юридического лица убытки, или на момент непосредственного возникновения убытков не было участником юридического лица. Более того, в судебной практике делается вывод о том, что наследники участника общества имеют право на обращение в суд с иском о взыскании убытков с директора.

Так, наследники участника общества с ограниченной ответственностью, владевшего долей уставного капитала в размере 50%, обратились в арбитражный суд с иском о взыскании убытков с руководителя общества. Истцы ссылались на неправомерное списание руководителем с расчетного счета общества денежных средств, что привело к уменьшению размера чистых активов общества и действительной стоимости доли.

, однако при рассмотрении спора применил положения статьи 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и пришел к выводу, что истцы не вправе обращаться в суд с заявленными требованиями. Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и направил дело на новое рассмотрение, поскольку суды не проверили доводы о необоснованном списании денежных средств общества и не установили, имели ли место, в чем выражались и являлись ли правомерными действия руководителя в связи со списанием средств (Постановление АС СЗО от 25.11.

2014 по делу N А56-75864/2013). Взыскание убытков с директора производится в пользу юридического лица, в интересах которого предъявлен иск. В силу части 2 статьи 225.8 АПК РФ решение об удовлетворении требования по иску учредителя (участника) о возмещении убытков принимается в пользу юридического лица, в интересах которого был предъявлен иск.

В пункте 11 Постановления N 62 разъяснено, что при этом в исполнительном листе в качестве взыскателя указывается учредитель (участник), осуществлявший процессуальные права и обязанности истца, а в качестве лица, в пользу которого производится взыскание, — юридическое лицо, в интересах которого был предъявлен иск.

В соответствии с законодательством к ответственности за убытки могут быть привлечены единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), руководитель унитарного предприятия. В преамбуле Постановления N 62 отмечается, что к ответственности могут быть привлечены лица, не только входящие, но и входившие в состав органов управления {amp}lt;7{amp}gt;.

Предлагаем ознакомиться:  Чем отличается генеральная доверенность от простой доверенности

Как регулируется в настоящее время

В настоящее время суть положений п. 1 ст. 10 закона о банкротстве изложена в ст. 61.13 этого же закона, которая содержит аналогичную позицию.

Так, руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, по-прежнему обязан возмещать убытки, причиненные в результате такого нарушения (п. 1 ст. 61.13 закона о банкротстве).

Таким образом, рассматриваемая позиция КС РФ должна будет учитываться и по делам, рассматриваемым по нормам закона о банкротстве в новой, актуальной редакции.

Суть позиции КС РФ

КС РФ постановил пересмотреть правоприменительные решения, принятые по делу гражданина Н. Суд указал, что защита имущественных прав, включая права требования, должна осуществляться с учетом баланса интересов всех участников: собственников, кредиторов и должников.

Меры, предусмотренные законом о банкротстве и ГК РФ, приняты для предотвращения банкротства и восстановления платежеспособности должника, а при признании должника банкротом – для обеспечения интересов кредиторов. Существующая обязанность руководителя должника подать заявление о банкротстве в арбитражный суд направлена на защиту интересов кредиторов, и сама по себе не может нарушать конституционные права граждан.

Расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на выплату арбитражному управляющему вознаграждения возмещаются за счет имущества должника. Однако, уточнил КС РФ, если этого имущества недостаточно или его нет, затраты обязан погасить заявитель (в том числе уполномоченный орган, и тогда траты возлагаются на бюджет РФ).

Следовательно, кредитор изначально должен обоснованно рассчитывать на экономический успех, поскольку возможность взыскать средства с руководителя организации не может стимулировать запуск процедуры банкротства.

Более того, факт замещения должности руководителя должника не свидетельствует о его виновности, а возникновение у уполномоченного органа расходов не должно автоматически признаваться следствием действий этого руководителя.

При этом уполномоченный орган также вправе не подавать заявление о банкротстве, если это повлечет лишь напрасные расходы. Процесс банкротства должника не должен возбуждаться лишь формально.

Прежде чем подать заявление о банкротстве, заявитель, суд и арбитражный управляющий должны произвести оценку имущества должника для покрытия расходов. Эти действия призваны исключить возникновение убытков, в том числе и из бюджета РФ.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме только на руководителя должника не отвечает критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования всех обстоятельств и ненадлежащих действий других лиц невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа связаны лишь с противоправным поведением руководителя. Иное истолкование оспариваемых норм не согласуется с Конституцией РФ и потому невозможно.

Таким образом, КС РФ установил для заявителя, в том числе налогового органа, требования разумности и осмотрительности при подаче заявления о признании должника банкротом. Это говорит о подтверждении равенства правового статуса обычного заявителя и налоговой службы, а также о дополнительной защите контролирующего лица должника при нехватке конкурсной массы для возмещения расходов при проведении процедуры банкротства.

Что может измениться

На наш взгляд, данная позиция КС РФ носит позитивный характер и должна изменить практику применения норм законодательства о возмещении убытков и привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника в следующих направлениях:

  • повысить качество досудебного анализа имущественного состояния должника;
  • снизить количество подаваемых заявлений о банкротстве со стороны налоговых органов;
  • изменить судебную практику по вопросу возмещения убытков при недостаточности конкурсной массы должника.

Заключение

Учитывая специфику корпоративных дел и дел о банкротстве, в рамках которых рассматриваются споры о взыскании убытков с директора, а также принимая во внимание индивидуальные особенности каждого из споров, разрешаемых арбитражными судами, вряд ли можно выработать жесткие и безусловные правила для определения добросовестности и разумности поведения директора с учетом возможности предпринимательского риска.

Вероятно, существует лишь общий подход для оценки разумности и добросовестности, исходя из недопустимости необоснованного распоряжения имуществом организации, свидетельствующего фактически о злоупотреблении при реализации права на управленческую деятельность, при том что непозволительно и необоснованное умаление права на предпринимательский риск.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что именно оценка судом достаточности доказательств, представленных истцом либо его оппонентом, приводит к выводам относительно обоснованности или необоснованности требования о взыскании убытков и влечет либо удовлетворение иска в полном объеме или частично, либо отказ в удовлетворении заявленного требования о взыскании убытков с директора юридического лица.

Оцените статью
Юридическая помощь
Adblock detector